Pop up театр "Топливо"

Сходили на спектакль Питерского театра Pop up "Топливо" по интервью Дэвида Яна.
Моноспекталь смотрится на одном дыхании. Чудесная, вдохновляющая, цельная история.  В ней переплетаются и философские размышления и поиск смысла жизни и забавные случаи из студенческой жизни. Может быть режиссер чуть перемудрил с эффектами, но это не портит общего впечатления.  А оно такое, что хочется следовать за своим интересом, экспериментировать,  рисковать...  в общем жить.

Пермь театр Театр

Сходили в театр Театр сходили. На спектакль "Восемь женщин". Я надеялась что с другим режиссером театр мне больше понравится, но увы, чуда не произошло. Я так и не поняла к какому жанру относится этот спектакль. Если это трагедия, то почему он не трогает, если пародия или сатира, то почему не смешно. Какой-то он весь мимо чувств. Ну да, есть намек на характеры, но для драмы он чрезмерный, а для комедии недостаточный. Хочется как в том анекдоте сказать: ну определитесь уже туда или сюда и вообще, ребята сходите в ТЮЗ, поучитесь у коллег как надо играть.

Содружество актеров Таганки

С первого раза мы не поняли.  Думали,  ну сложно конкурировать с гениальным фильмом,  ожидания наши запредельные не удовлетворить все равно,  "Обыкновенное чудо" не улучшить и вполне нормально что вышли с чувством разочарования.
Второй раз  - вроде и ожиданий было не так много.  Но, блин, ребята,  так нельзя играть в Московском театре. Ну в Ньювасюках - куда ни шло, да и то стоило ли начинать ради такого результата: репетиции же, костюмы...  Кстати о костюмах,  есть общие черты в костюмах к обоим спектаклям: и к "Обыкновенному чуду" и к "Миллионерше".  Я бы это назвала - неоправданным сюжетом оголением разнообразных частей тела.  Я понимаю,  что ноги могут быть красивыми,  но осталось впечатление,  что про зрителей в этом театре реально думают, что если элементов стриптиза не будет,  то зритель больше не придет. Потому что больше там ничего ценного нет,  в этих спектаклях.  Мысль эта не лишена справедливости,  не придет и ценного нет, это да.  Но непрошеный стриптиз не украшает, не извиняет и не привлекает, сорян.  Лично я в третий раз не пойду проверять поправилось ли психическое здоровье режиссера, мне не интересно.

Кенигсберг, он же Калининград

Чем дальше, тем быстрее мы срываемся, меньше планируем и расслабленнее чувствуем себя в процессе все более спонтанеющих путешествий.
Вдруг решили обратить свой взор на самый запад страны и опля, вот мы уже получаем машину в аэропорту. Сервис по-западному френдли  - бесплатно заменили на лучшую по классу, подарили лишний час до и лишний час после оговоренных в договоре, нам нравится.
Выехав из аэропорта сразу берем курс на Куршскую косу - к морю. Там то и дело останавливаемся, бегаем смотреть то на Балтику, то на Куршский залив. Бродим по всем предусмотренным выданной на въезде в заповедник программкой туристические места. Меньше всего поразили танцующие деревья - и ничего они не танцуют, брехня, стоят себе спокойно и криво, некоторые кольцами загибаются. Ни музыки, ни движухи, просто лес.
А вот дюны - да! Песчаные горы, свободно бегавшие по косе были остановлены несколькими энтузиастами с немецкими фамилиями. Эти странные Мюллеры и Эфы высадили целый лес чтобы остановить бродяжничество песчаных дюн.
Надышавшись морем, разогнав облака и проголодавшись едем в Калининград в старый немецкий квартал, где мы сняли квартиру на airbnb - весь второй этаж старого немецкого  домика, в объявлении громко названного особняком. Нам достались две уютные комнаты и кухонька с мансардными окнами, а так же санузел с очень странной газовой колонкой. Иногда с ней удавалось договориться на теплый душ, но везло не всем, и тогда получался сильно контрастный. Мы за пару дней расстроиться не успели, а район понравился. Тихий, спокойный, с немецким отсутствием магазинов в полушаге от подъезда, как мы привыкли в Москве. С цветами на облупившихся балкончиках, с расписанными стенами у крылечек, по которым не догадаться то ли здесь просто жилой дом, то ли какой-то салон то ли что?
Дальше едем кружить по городу, обвыкаясь в незнакомых перекрестках, паркуемся у биржи, переходим через мост и оказываемся в самом сердце города - на острове Канта. Здесь он и лежит, тот самый идеалист, под стеной собора, никуда не торопится.
Через речку у причалов пришвартованы океанские суда, рыболовецкий траулер... и что-то еще ...и подводная лодка - это все, вместе со зданием на берегу составляет музей Мирового Океана. Тут мы тоже ходим до самого закрытия, до темноты. А вечером возвращаемся на остров Канта в кафедральный собор на концерт органной музыки. Орган прекрасен, только играют на нем не совсем то что хотелось бы в этот вечер. Мне хотелось классики, а был какой-то взрыв мозга, наверное Кант за стеной ворочался, но было не слышно.
Кенигсберг долго и тщательно готовился к обороне, со всех сторон его окружают фортификационные сооружения, форты подальше, а в самом городе остатки городской стены и ворот. Мы едем в самый сохранный форт №11 Денхоф, который не участвовал в военных действиях, его война обошла стороной, и теперь мы можем разглядеть как все там умно устроено. Насколько хорошо защищен склад боеприпасов, и как выглядят подступы через бойницу. Внутренние дворики форта сейчас напоминают Шир - зеленые холмики с небольшими дверцами, ведущими в чьи-то норы, веселая суета и вкусные запахи на лужайках, где раньше  стояли орудия и бряцало оружие. Внутренние галереи больше похожи на замки крестоносцев - над головой толща кирпича высокими сводами, залы, перекрестки, ответвления... изнутри видно насколько он большой, продуманный, по-рыцарски защищенный и надежный.
Возвращаемся в город, подъезжаем к нескольким городским воротам, все они уникальные и очень красивые, напоминают игрушечные рыцарские замки с башенками. Едем в центр и долго гуляем вокруг прудов, случайно натыкаемся еще на одни ворота и кусок стены, покупаем горсть янтаря, выбираем дом, в котором хотелось бы жить. Он не новый, со старинной классической черепицей на крыше,с видом на пруд, рядом яблоневый сад за кружевным заборчиком.
Вечером нашу культурную программу продолжает Музыкальный театр концертом романсов. Я просто влюбилась в этот театр. После вешалки и буфета в фойе нас встречает выставка картин с видами города. Времени не много, но все равно шарман. Я бы там надольше зависла, если бы была возможность. Собственно влюбилась я в труппу. Если будете в Калининграде, непременно сходите на какой-нибудь музыкальный спектакль! Судя по манере исполнять романсы, у каждого артиста свое неповторимое лицо, свой характер, своя неподражаемая палитра образов. У меня осталось море любопытства как бы это могло выглядеть, взаимодействуй они между собой, а не выходя к публике по одному.
Утром летим домой. Удивительно все же ходить по улицам явно  европейского городка и со всех сторон слышать русскую речь. Так и подмывало все время на английский переключиться.

Израиль. Север. Израильская медицина. Слет памяти Ланцберга

Ришон ле Цион. Первое поселение на этих землях.  В 1882 году именно сюда приехали 17 русскоговорящих семей для того, чтобы основать колонию и жить на своей земле.  При финансовой помощи барона Ротшильда они не бросили свое предприятие на половине пути, хотя все предпосылки к этому были. Вырыли 48! метровый колодец и нашли таки воду на этом пустынном клочке земли. А сейчас здесь город-сад и о том времени напоминает лишь музей, возведенный вокруг колодца,  в который редко кто заходит, да здание синагоги, венчающее улицу Ротшильда.  А еще здесь придумали израильский флаг и слова гимна.  И чего это я такая гордая - где я, а где Ришон?
Дальше мы едем в Тель-Авив, на экскурсию по офису больничной кассы Маккаби.  Ну что сказать, больничная касса - это вам не ФОМС.  Она организована как касса взаимопомощи, в которую тоже с зарплаты перечисляются проценты, но этим сходство ограничивается.  Удивительным образом эта организация правда заинтересованна,  чтобы люди не болели, а заболев получали качественную диагностику и лечение.  Поэтому очень много делается для профилактики и своевременной диагностики. Мы посмотрели как организована служба телерадиологов.  В стране около 150 лабораторий, оснащенных современным оборудованием для рентгеновских снимков и ультразвукового обследования. Продукт работы этого оборудования сразу в цифре поступает в систему, в которой несколько высококлассных специалистов, сидящих в офисе в центре страны (или даже у себя дома)  могут увидеть снимки в считанные минуты и описать их. Результат, естественно сохраняется в системе. Звучит фантастично, особенно для тех, кто сталкивался с вечно теряющимися бумажными картами в российских поликлиниках. Может и у нас когда-нибудь будет так же. Ну правда, почему бы и нет.

Отходим от набережной чуть чуть вглубь и чуть чуть севернее,  и оказываемся в гуще настоящего восточного базара.  Рынок Кармель.  А на соседней улице  продаются изделия ручной работы: обереги, украшения,  красивые безделушки для дома,  картины, панно, батик... очень красиво, много и разнообразно.  Много стекла, дерева, серебра, валяные фигурки и шляпки, стимпанк... Глаза разбегаются, а руки норовят потрогать, погладить, подержать, ощутить.  Здесь торгуют только производители.  именно эти руки все эти штуки и сделали и продают.  Можно увидеть процесс изготовления красоты прямо тут, на месте.
Вечером едем на гору Кармель за Хайфским университетом, как и все в этой поездке случайно и незапланированно. Там ребята из Минска организовали слет памяти Владимира Ланцберга. И когда солнце село и Хайфа внизу засияла электрическими огнями,  зазвучали песни под гитару, а некоторые и под скрипку.  Но это потом, а когда мы только приехали и расположились на скамеечке с видом на импровизированную сцену, никого еще не зная на этой странной горе, к нам подошел и представился Арик Цибульский. И это не удивительно в этой стране и не необычно, когда незнакомые люди улыбаются, знакомятся,  рассказывают свои истории,  приглашают  за стол, знакомят с друзьями...  Это здесь видимо норма, а нам удивительно и приятно оказаться увлеченными водоворотом новых лиц, тепла и  принятия. Мы прямо купались в доброжелательной атмосфере. А потом пошли слушать концерт и было много знакомых песен, давно любимых, которым хотелось подпевать.  И еще больше новых, прекрасных и, увы, не запомнившихся.  И после концерта еще долго бродили от костра к костру и пели, и слушали... А вокруг сгустился туман, и деревья в нем стояли призрачные и волшебные. И было хорошо.
Утром собираем палатку и едем на соседнюю гору в парк Какаль-Нешер посмотреть на подвесные мосты. Мосты сами по себе прекрасны, даже слишком: надежные, нержавеющие. Я ожидала чего-то более легковесного и опасного. А вот вокруг мостов довольно грязная тропинка - и это тоже разочаровало.
Арбель
Продолжаем движение по местам, описанным товарищем И.Флавием. Арбель - пещерный город, откуда коварный Ирод  выкуривал повстанцев, спустив с вершины горы своих солдат в самодельном лифте. Гора Арбель возвышается над Галилейским морем и с нее открывается чудесный вид на всю долину.  После дождя тропы закрыты, да и выглядят небезопасно, так что нам остается только смотреть на пещеры с противоположного склона горы. Видимо придется вернуться в менеее летную погоду, чтобы полазить и рассмотреть поближе.
Поскольку плана не было никакого, дальше едем в Тверию.  В Тверии в шабат очень безлюдно. Улицы пусты, как в каком-нибудь Детройте. Даже паркоматы не работают. Послонявшись по старому городу проголодались, но и кормить нас здесь оказалось некому. Садимся в машину и едем куда глаза глядят. Случайно проскакиваем запланированный съезд  с [77] на [65], еще более случайно сворачиваем на заправку и обнаруживаем там работающий ресторанчик.  Кормят вкусно,  приносят на пробу много разных салатиков - вкус непривычный, острый, кислый... слишком арабский.  В целом на твердую четверку + пол-балла за работу в шабат.
Таворские котики
Отдохнув и перекусив едем дальше на гору Тавор. Здесь францисканский монастырь, толпы туристов и рядом лес, тишина, анемоны, долина внизу, расчерченная прямоугольниками полей.

Израиль. Крепости крестоносцев и усыпальницы.

Часы в Акко
Давно хотели попасть в Акко, но все как-то было недосуг. Вообще в этой поездке много ездили по местам о которых слышали много раз, но ни разу не были. Акко - крепость крестоносцев ордена тамплиеров. Здесь сохранился подземный тоннель, ведущий к порту, огромные сводчатые рыцарские залы... а стены старого города хранят целую коллекцию из предметов быта и профессиональные инструменты мастеров былых времен. Рынок на узких улочках старого города проходим несколько раз в разных направлениях: много рыбы, сувениров и всякой ерунды на каждый день.
Рош-а-Никра
Раз уж заехали так далеко на север, едем еще дальше - в Рош-а-Никра, самую северную точку израильского Средиземного моря. Здесь море и подземные воды промыли удивительной красоты гроты, добраться до которых можно лишь спустившись по канатной дороге с утеса вниз. Идем под толщей камня, внутри горы, любуемся, наслаждаемся прохладой.


Кувшинки Ротшильда
Среди прочих особенностей поездки обилие могил. Следующее утро начинается в парке Ротшильд в Зихрон-Яаков. Этот чудесный парк окружает усыпальницу барона Ротшильда. Усыпальница прекрасна и на мой взгляд символична. Среди бывшей пустыни в тенистом саду это место уединения и покоя окружено текущей водой и цветущими водяными лилиями.  Как будто он из могилы говорит агрессивной природе: "Я тебя победил" и показывает фигуру из пальцев. Символ торжества человеческого духа и воли.
Следующая остановка - тоже место захоронения - город мертвых Бейт-Шеарим. И здесь тоже часть экспозиции закрыта на реконструкцию. Нижний вход не работает,  едем на верхнюю площадку, гуляем там.
Еще один популярный туристический маршрут - замок Монфор.  На самом деле маршрутов тут несколько.  Мы соблазнились тем который идет по ручью, так как день очень жаркий. Но доехав до нужного места выбираем другую тропу(красную) и приходим к развалинам замка сверху. Зато имеем возможность полазать по нему в одиночестве и сверху вниз посмотреть на толпы туристов внизу у ручья и на противоположном склоне - в парке Горен.
Еще один замок крестоносцев подкарауливает нас в Атлите. Когда измученные жарой мы подъезжаем к морю искупаться,  его развалины смотрят на нас издалека. Пытаемся подъехать ближе, но его как-то очень сильно охраняют - заборы, колючая проволока...  вполне достаточная защита от нас.
Уже в конце светового дня едем на Голанские высоты.  Сворачиваем с трассы [92] на  [869], поднимаемся вверх и случайно обнаруживаем прекрасную смотровую площадку.  Останавливаемся,  слушаем автоматического гида,  любуемся озером Кинерет с севера. Дальше  с [869] сворачиваем налево на  [808] и доезжаем до водопада Ayit. Воды в нем не много, но все равно очень красиво. Любуемся в лучах заходящего солнца.
На подъезде к Кацрин видим танковый музей под открытым небом.
Заезжаем в Кацрин, обнаруживаем, что еще можно купить местного пива в ресторане при пивоварне. Все те же четыре сорта, что и в прошлый раз.  Есть все же постоянство в этой стране. Я все еще переживаю отсутствие Мертвого моря там где я его оставила в прошлый раз и то, что другие знакомые объекты на месте, вселяет надежду.

Израиль. Иерусалим. Яд Вашем

Иерусалим. Яд Вашем.
История об исчезнувшем мире.  Спускаемся по длинному бетонному желобу и в старых фотографиях,  видеозаписях, сохранившихся предметах, письмах, газетах на наших глазах солнечный счастливый мир постепенно превращается в ад.
Мы видим как одни люди начинают травить других при молчаливом одобрении третьих, как копится страх, злость,  презрение, ненависть. Как нарастает беспомощная отчаянная безнадежность. Весь мир отворачивается и не к кому обратиться за помощью, все двери закрыты.
Зачатки насилия,  банальная травля, вроде бы поначалу такая безобидная. Ну подумаешь, обозвали, не пустили сесть рядом, перестали пользоваться услугами... Что такого...  А оно разрастается как снежный ком, матереет... несколько лет и статьи в газетах превращаются в газовые камеры. И вот уже на фоне горы трупов фотографируется пухлощекий офицер освободительной армии. 
Выхожу на воздух с чувством повышенной ответственности за то, чтобы больше никогда. С решимостью не проходить мимо, замечать и пресекать в зародыше. Неожиданное такое чувство собственной силы и ответственности за этот мир и за свою жизнь и честь.
Яд Вашем - он не только про ужас, скорбь и слезы, он про гордость, про мужество, про преодоление и про свободу. 
Пока мы были внутри, снаружи прошел дождь. Не просто дождь, а целый ливень,  и под ним совсем недалеко, в пустыне, погибли израильские дети.  По нелепой случайности оказавшиеся на пути водного потока.  Как будто природа, оплакивая жертвы минувших лет,  напоминает об осмотрительности и осознанности в настоящем.  Мелочей нет.  Каждое действие имеет последствия. Да, их не всегда можно предвидеть и просчитать,  но часто можно.  И если мы этого не делаем, гибнут люди.   
Нам не хочется уезжать из Иерусалима.  Едем куда-то в центр в надежде поставить машину и погулять. Подъезжаем поближе к Старому городу и находим парковку на улице царя Давида. Кружим по улицам,  смотрим на гору Сион, и в наступающих сумерках на обратном пути к машине натыкаемся на первую ж/д станцию (David Remez St 4, Jerusalem).  На воротах написано "станция Иерусалим",  заходим внутрь и оказываемся совсем в каком-то другом Иерусалиме.   
Старое здание вокзала подновлено и наполнено разнообразными кафешками на любой вкус.  Рельсы застелены деревянным полом, на котором оборудована сцена.  Девушка поет,  джаз-банд подыгрывает, несколько зрителей сидят на скамеечках и то ли слушают, то ли общаются, то ли перекусывают чем-то своим.  Сверху нависает тент, хранящий остатки прошедшего дождя.  Напротив сцены на расстеленных матах несколько пар занимаются контактной акробатикой. Крутят друг-друга над землей медленно, с удовольствием и чувством собственных тел.  Свободно и непринужденно, как будто вокруг не ходят толпы людей, не разговаривают, не останавливаются понаблюдать... 
И мне эта картинка хорошо ложится как продолжение экспозиции Яд Вашема.  Столько в этих людях силы, свободы и уверенности в себе и окружающем мире,  что щиплет в носу от подступающих слез.