Нам все помогают.

 Нам все помогают. Хозяйка квартиры пообещала купить нам кровать и матрасы. Незнакомые женщины привезли постельное белье и полотенца, Юра - посуду и электрический чайник. Наш друг Лева - пенки и матрасы. В первый же вечер в нашей первой квартире у нас уже почти все есть.  Нам даже подарили картину. 

Не обошлось без курьезов. Среди принесенного нам разного хорошего и нужного оказалась электрическая плитка. Мы конечно обрадовались, что можно не сидеть на сухомятке и приготовить макароны. Поставили на плитку воду в кастрюле, через разумное время бросили туда макароны. Сидим, ждем. А они не варятся. Мокнут и только. Оказалось, что плитка- шаббатняя, она нагревается не сильно, а так, чтобы во время шаббата поддерживать еду теплой. Моченые макароны - плохая замена овсу.  Пришлось купить нормальную плиту.

Еще здорово помогает министерство абсорбции. Нас сразу пригласили на собрание, объяснили куда идти и что просить. Во-первых выплачивают корзину абсорбции - это сумма денег на которую можно снимать жилье и питаться первые полгода. Во-вторых тем кто приехал после 24.02 выплачивают квартирные 12 месяцев - на эту сумму можно снимать жилье, так что год вполне можно неплохо продержаться на этой поддержке. Кроме того есть скидка  90% в течение года на арнону (это муниципальный налог  платится с квартиры и зависит от ее размера и места).

Из ценных плюшек самая необходимая - ульпан. Это 6 месяцев по 5 часов в день 5 раз в неделю интенсивное изучение языка, которое оплачивает министерство. Причем таких ульпанов положено два - один за другим (не одновременно).  За ульпаном можно обратиться в течение 10 лет, но разумно сделать это сразу.

Кроме советника по абсорбции есть кураторы от министерства интеграции. Я все еще не разобралась какие у кого из них функции. Мы попали на большую алию и жаждущего помощи и поддержки народу тут довольно много, поэтому нам достается только самое необходимое. Кураторы и советники загружены работой, особенно с украинцами, так что мы, с чем можем, стараемся разбираться сами. У местных советников есть забавная особенность - они некоторые вещи сами не рассказывают,  нужно догадаться спросить, тогда ответят. Поэтому искать в интернете информацию и переспрашивать у них - кажется удачной стратегией. 

Еще нам как новым репатриантам положена базовая медицинская страховка. И очень радует, что Маккаби - наша больничная касса - расположена предотвращать болезни и выявлять их как можно раньше. Поэтому нас пригласили пройти обследование, чем мы и  занимаемся в свободное от ульпана время.  

В Хайфе есть благотворительные склады, где нуждающимся выдают еду, одежду, постельное белье, посуду... Один из таких складов был в Бейт Оле - на Ламед Перец 20, нам было удобно там волонтерить после ульпана, но сейчас они переехали, пока не разобралась куда.

Прилет

 В этот раз по прилету в Израиль мы не идем как все через паспортный контроль. Мы сворачиваем в другую сторону, пристаем к каким-то людям в форме, говорим кодовую фразу "Олим хадашим" и в конце концов оказываемся у телефонного  аппарата на стене. Снимаем трубку, говорим туда "Алё" и больше ничего не нужно. 

Открывается дверь, приходит девушка, выясняет у нас что мы приехали, и ведет в недра аэропорта, туда где нас садят в коридоре, забирают наши документы, спрашивают в каком городе мы хотим жить. Мы почему-то говорим, что в Хадере. Нам дают воды и бутербродов, оставляют ждать. Можно не торопиться и довериться - нами занимаются. Все будет хорошо, все уже хорошо. 

Девушка возвращается с кучей бумаг. Мы подписываемся что получили сим-карту и первые деньги, нам выдают один документ на семью - теудат оле, обещают инструкцию, но почему-то не дают. Дальше нас очень быстро проводят через пцр-тест и садят в такси. Говорим адрес. 

Теперь мы предоставлены сами себе и конечно делаем все возможные ошибки. 

В Тель-Авиве для нас заказана гостиница - это здесь очень дорого. Больше одного дня здесь нельзя оставаться - деньги утекают сквозь пальцы со страшной скоростью.  Надо срочно открывать счет в банке и искать квартиру.  Но мы в первый день даем себе передышку. Отдыхаем, пьем шампанское с новыми друзьями. Гуляем по городу - пытаемся получать удовольствие.  

Наутро начинается беготня. Мы хотим заказать временное удостоверение личности, открыть счет в банке и снять квартиру. Первым делом идем в министерство внутренних дел. Тут нас ждет первый облом - в министерство не пускают без предварительной записи, записаться можно на сайте, сайт на иврите и очереди там свободной нет, нужно подкарауливать с 7 утра и записываться заранее, ближайшее время на которое можно записаться - через три недели.  Дальше идем в банк - там та же история, счет можно открыть не в любом отделении банка, и туда тоже нужно заранее записаться... 

Дальше едем на поезде в Хайфу. Мы за первые сутки решили, что Хайфа нам подойдет лучше Хадеры, а еще там есть знакомый нашего сына, который готов помочь выбрать квартиру. 

Знакомый - Юра - ждет нас на станции. Мы садимся к нему в машину и едем смотреть квартиры. Третий вариант - уже хороший, четвертый нам нравится так, что мы готовы заключать договор. Едем в офис. 

Думаем еще раз. Оцениваем свои финансы и понимаем, что четвертый вариант - дорогой и в условиях неопределенности на первое время мы не вытягиваем. Останавливаемся на третьем. 

Квартиру в Израиле обычно снимают на год, при этом владельцы квартиры хотят получить чеки на оплату вперед за весь год, плюс хотят каких-то еще гарантий платежеспособностей. Так что нас рассматривают через лупу с пристрастием - а у нас пока нет ни чеков, ни гарантов, ни работающих банковских карточек из России. Тем не менее хозяйка квартиры хочет заключить с нами договор завтра утром в Тель-Авиве. 

 

Ферма пряностей в Бейтлехем аГлилит בית לחם הגלילית חוות תבלינים

32°43'46.4"N 35°11'16.5"E 32.729546, 35.187917 
 В Израиле очень много мест, для того чтобы добраться в которые нужна машина. Но еще важнее знать, что эти места существуют и где именно их искать. Страна маленькая, но потайных местечек полно. 
 Пряности здесь, конечно, на каждом шагу, но есть особенный магазин... Пока не разобралась в деталях, на первый взгляд очень большое разнообразие, одних затаров 5 разновидностей. Есть чаи с разными наполнителями и без, финиковые пасты, мед... можно отдельную экскурсию организовывать.

Отлет

 24 февраля 2022 года - до этого дня мне казалось, что все эти маневры на границе с Украиной - блеф и профанация. И вдруг оказалось, что нет. Мои иллюзии рассыпались и наступил страх. 

Для начала мы попробовали связаться с Сохнутом. Не с первой попытки получилось и нам назначили разговор на 9 марта. Тем временем на сайтах продающих билеты на самолет началось странное: рейсы начали отменяться, страны одна за другой стали закрывать воздушное пространство для российских самолетов, цены уверенными темпами полезли вверх. А потом в сети появились слухи о закрытии границ 4 марта. Скрежет опускающегося железного занавеса - как железом по стеклу, а Сохнут расслаблен и спокоен: приходите 9-го, поговорим. Нет, раньше нельзя.

Сил и терпения у нас надолго не хватило и мы купили билеты на 5 число на стамбульский рейс, как в тот момент казалось, один из последних. Разумеется, с ограничениями на багаж - 20 кг на человека. 

заря новой жизни,
вид из Стамбульского аэропорта
Деньги у нас, как у нормальных, цивилизованных людей, лежали не под матрасом, а в уважаемом банке. Ага, в том самом который первый попал под санкции. Когда мы сообразили, что хорошо бы перевести их наружу, как раз закрыли эту возможность, практически одновременно с опцией перевести себе в другой банк, который не под санкциями. Ок, наверное тогда можно снять наличными? Разумеется можно, но для этого нужно заранее заказать, записываемся на 4 марта - первое возможное время. 

Пока ждем выходит указ, что нельзя вывозить больше $10000 ни с декларацией, ни без. Ладно, идем снимать то что можно вывезти. Но в банке столько денег нет, а есть столько, сколько есть. Надо? Что ж, снимаем сколько дают.   

В какой-то момент на счет вернулись деньги за билет. Что случилось? Отменили рейс? Закрыли границы? Никто никуда не летит? Деньги  опять ушли со счета, но полной уверенности, что улетим не появилось - мало ли что?..

И вот мы сидим в самолете, он разгоняется по полосе, взлетает...  летит... 

...и мы приземляемся в Стамбуле. 

В город нас не выпускают - рейс транзитный. Ужинаем на фудкорте. Можно переночевать в капсульном отеле, но места только для мужчин. Спим на скамейке, подложив под голову рюкзак, как свободные люди. 


Турция. Автопробег

Из Стамбула мы едем на юг, огибаем Мраморное море, перебираемся через Измитский залив по величественному и совершенно пустому мосту (ибо дорого). Яндекс-навигатор нас честно предупреждает обо всех платных участках дороги, и о пробках, едем как дома под привычные указания: через 300 метров держитесь левее... Карты, закачали еще дома, но можно наверное было и не закачивая пользоваться, т.к. купили местного интернета еще в Стамбуле и ни в чем себе не отказываем. Едем дальше вдоль побережья Эгейского моря до Измира. Ночуем здесь. 
Измирский трудовой конь

План был такой, что мы, имея с собой интернет, без проблем забронируем отель там где приспичит, но нет, в этом сезоне все устроено иначе. На букинге новое удивительное правило - мы не можем забронировать отель в Турции, если находимся в Турции. Но то на букинге, а мы пользуемся другим сервисом и у нас другие сложности. Почему-то выбранный номер сообщает, что ой, его только что кто-то забронировал, однако в выдаче он выдаваться не перестает. Думаю, это какой-то еще коронавирусный глюк и мы приезжаем в отель без брони. Места конечно есть, не сезон. Измир - совершенно не Стамбул. Он не туристический, в нем чувствуется рабочий ритм, бизнес-энергетика. При этом набережные оборудованы для отдыха и прогулок и местные жители с удовольствием сидят на газонах и лавочках, гуляют, общаются, и видно что здесь это заведено. Наблюдаем закат солнца и тут же лавочки пустеют, и на безлюдных улицах остаются только кошки, собаки и бомжи. Бомжи разжигают костерок и это правильно, вместе с солнцем ушло и тепло. 
Собственно в Измире нам делать нечего, утром едем дальше, любуемся открывающимися видами. 
аист на акведуке
Эфес. Библиотека
Заезжаем в древний город Эфес. Самое чудесное в Эфесе, на мой вкус - библиотека. Вообще тут все удивительно, и то, что сохранилось столько фрагментов древних сооружений и то, сколько терпения и труда вложено, чтобы все это отыскать и понять как оно было, и вообще что находятся люди которые с интересом и удовольствием восстанавливают ушедший мир из обломков. 
В городке Сельчук рядом с Эфесом наблюдаем как аист поправляет гнездо на остатках старинного акведука. И удивляем местных жителей, заказав местную еду, видимо организованные туристы питаются в других местах.  
Бодрое утро в Бодруме

Следующая остановка - Бодрум. Во-первых Бодрум очень тесный, улочки узенькие и заставленные машинами, во-вторых почти все отели закрыты. Мы находим таки один, который соглашается нас приютить. Номер - на двоечку в смысле звезд. Ночью холодно, одеяло - не одеяло, а что-то такое, чтобы не жарко было. Но утром всходит солнце и город снова становится пригодным для жизни. Дома нарядно белеют крашеными стенами, на пляже нас встречают доброжелательные местные псы, в бухте спят яхты. Жизнь налаживается. Мерзнуть больше не хочется, а наоборот, хочется согреться, видимо поэтому мы вдруг поворачиваем на Памуккале. 

Памуккале

Это местечко с термальными источниками, причем термальные воды выносят на поверхность какие-то минералы ярко белого цвета и окрашивают ими гору по которой текут - это очень красиво и видно издалека. Рядом с белой горой разбит прогулочный парк, озерцо с островом, на котором пасутся гуси. Такая пасторальная картинка. Гуси временами поднимают крик, ссорятся (из-за девушек-гусей, из-за чего же еще гусям ссориться), дерутся и вообще живут. И мы довольно долго сидим на лавочке у озера и кайфуем от этой пасторальной жизни. Останавливаемся рядом в городочке

Карахыйытский лес
Карахыйыт - там тоже термальные источники, но такой белой окраски нет, здесь она такая сжелта. Довольно приличные термальные отели с работающими! бассейнами и термальными ваннами при отеле и в каждом номере. Впечатление от города - как от европейского курорта где-нибудь в Альпах. Широкие дороги, малоэтажная застройка, неспешное солнце, на горизонте горы со снежными вершинами. Нам нравится, так что мы зависаем тут на 2 ночи. Утром идем гулять в лес. Лес - это на  самом деле гора, поросшая соснами и скрытыми под ними площадками для пикников. Забираемся наверх, любуемся снежными вершинами. В городке есть своя площадь с большой термальной конструкцией, где тусят жители и гости города, и котики. Котики вообще тут довольно требовательные, забираются на руки и настаивают, чтобы их гладили.  
На местных товарных развалах привередливая я ничего путевого не увидела, зато мы нашли кто выжимает вкусный гранатовый сок и пили его все два дня, с удовольствием и благодарностью. 
Рядом с Памуккале находится довольно большой, современный город Денизли - он стоит прямо рядом с горой и есть возможность заехать на нее по канатной дороге. Но именно в тот момент когда мы это пытались проделать у тенерифика был приступ антикоронавирусных мер, но и от нижней станции уже чудесный вид. Эта гора тоже с лесом, поросшим пикниковыми зонами с мангалами, туалетами и объявлениями что мангалы разжигать нельзя, правда их, видимо, никто кроме нас не читает. 
Дальше мы едем прямиком в Анталию. Здесь уже совсем юг, лето, пальмы, море... Море, правда, где-то далеко внизу. Мы оснановились ближе к историческому центру, где башня Хыдырлык, ворота Адриана... и  до пляжа приходится ехать на машине. 
Куршунлу
Купаться в начале марта еще холодно - вода 18 градусов, так что мы едем посмотреть на местную достопримечательность - водопад Куршунлу. Тут один водопад побольше и целый каскад маленьких, туристическая тропа проложена так, чтобы разглядеть их со всех сторон. И, традиционно, где лес, там пикниковая зона, местные жители приезжают отдохнуть с детьми, пожарить что-нибудь на свежем воздухе. 

Шоппинг программу реализуем в аутлете Deepo, совмещенном в одном пространстве с Моллом Анталии. Турция видимо ближе к Европе, чем мы, так что здесь другое продают. 
В последний день идем гулять по историческому центру Анталии и обнаруживаем марафон. Сначала нам встречаются несколько инвалидов и машиной сопровождения, потом попадаются группы бегунов разного возраста и физической формы, потом мы натыкаемся на ленты перекрытия и несколько раз меняем направление из-за того что не можем пересечь бегущий поток. В конце концов возникает ощущение, что бегут везде. 10000 участников запрудили улицы, заполнили их своим драйвом, улыбками, радостной усталостью, волей к преодолению. Зрители и случайные свидетели останавливаются, хлопают, подбадривают, участники улыбаются, машут руками или просто поднимают большой палец и делают еще несколько шагов, даже если хотели остановиться. 
Дюденский водопад

А мы, дождавшись когда можно будет выехать с парковки, направляемся к Дюденскому водопаду. Тут уж вода  падает, так падает с 40-метровой высоты, ударяется о море, превращаясь в густую пену и невесомую водяную пыль. Берег здесь выгибается очень удобным выступом, с которого можно любоваться процессом, что мы и делаем. 
Собственно, на этом автопробег почти закончен, пообедать и в аэропорт. Сдавать машину и лететь домой.

Турция. Стамбул

 После долгого перерыва на самоизоляцию дома решили съездить уже куда-нибудь. Беглый обзор глобуса на открытые границы и требования посидеть в карантине там или по возвращению сузил наши возможности до Турции. Ну отлично, мы как раз там еще не бывали. 

Покупаем билеты, бронируем гостиницу, заказываем машину, сдаем тест на модную болезнь и вот мы уже в Турции. 

Кстати о машине, мы в прошлый раз уже поняли этот момент, но успели забыть: при бронировании на сайте не нужно брать страховку - так она идет посреднику, страховку надо оформлять на месте когда уже берешь машину.  Как бы в следующий раз вспомнить во-время и не переплачивать?

Стамбул, вид с террасы
 Первая остановка - Стамбул. Наша гостиница оказалась в шаговой доступности от всего (Собор - на самом деле мечеть - Святой Софии, Голубая мечеть, дворец Топкапы просто рядом) . Плюс в связи с низким сезоном нам по очень хорошей цене дали номер с видом на море поверх окрестных крыш, так что можно наблюдать закаты и рассветы прямо со своего балкона, но лучше подняться на террасу этажом выше и оттуда вид совершенно романтический. Среди прочего моря нам показывают очередь на Босфор. Огромные сухогрузы выстроились один за другим, как в гастрономе, соблюдая социальную дистанцию, и тихонько двигаются мимо нас прямиком туда - в пролив, в Черное море. 

Наверное можно было сэкономить на машине в первые дни в Стамбуле, потому что мы очень много ходим пешком и очень мало ездим. Обойдя близкие достопримечательности, мы двигаемся на Галатскую сторону бухты Золотой Рог через мост. Здесь с нами происходит курьезный случай. Обогнавший нас чистильщик обуви "случайно" роняет щетку, мы, конечно, его окликаем и так он радуется, так хочет  почистить обувь моему мужу в знак признательности ("Брат, спасибо, ты меня спас!")... насилу уходим. Позже в течение дня щетка перед нами падает еще трижды, каждый раз у нового персонажа, так что мы успеваем рассмотреть в подробностях все детали фокуса. Удивило однообразие приема, отработанного наверное поколениями  - ну и правильно, зачем менять то, что хорошо работает. 

Истикляльский трамвай
на Истикляль
За мостом узкими улочками поднимаемся до башни Галата, и дальше идем искать Истикляль. Оказалось, что она идет прямо по водоразделу, по самому хребту и перпендикулярные улочки стекают с нее в обе стороны. И в конце Истикляль нас встречает новая, современная площадь Таксим с полицейскими с автоматами и броневиком с пулеметом на башне, с туристическими автобусами, с огромным незастроенным пространством. Здесь совсем другие ощущения, чем на том конце Истикляль, где стоит башня Галата и время застыло в туристическом консерванте. И через этот разрыв во времени можно доехать за несколько минут на трамвае. 

  На машине мы едем обозревать окрестности с Пьер Лоти. Дорога пролегает по узким улочкам, на которых вдвоем не разъехаться, а часть из них перекрыта, так что нам приходится искать объезды. В итоге забираемся на холм, с которого правда открывается чудесный вид. Сюда ходит метро, на нем наверное проще было бы. Вообще-то здесь на крутом склоне с видом на город расположилось  кладбище. Причем, на многих могилах удивительная маркировка дат: например, родился в 1362, умер в 1985. 

Мечеть Чамлыджа
 Дальше едем через Босфор по мосту. В просвете моста чудесная, современная телевышка, а на выезде мечеть Чамлыджа (Camlica Camii), мы конечно проскакиваем нужный заезд и делаем круг почета по тоннелю вокруг мечети. Похоже он тут специально для таких как мы построен. Мечеть огромная и очень современная, без притворства "под старину". Вообще в мечетях такая обстановка спокойствия и умиротворения, хочешь - стой, хочешь  - сиди, есть специальные загородочки, в которых можно уединиться. Рай для контрзависимых - никто не пытается навязать свои правила, снял обувь - и молодец, вообще никому ни до кого нет дела.  В жаркое время года тут должно быть особенно хорошо, здание защищает от палящих лучей, сохраняет прохладу и свежий воздух. Купол где-то далеко вверху, очень легко дышится. Обратно в Европу возвращаемся через тоннель под Босфором. Он, оказывается, выскакивает на поверхность в двух шагах от нашего отеля.  

Идем гулять пешком по окрестностям, очень быстро оказываемся на Большом базаре, который в связи с карантином закрыт. Но за ним м ы находим здание университета, обходим его сзади по улочкам базара и там нам открывается прекрасный вид со двора очередной прекрасной мечети. Видно нам бухту Золотой рог, башню Галата, пролив Босфор, огромную и прекрасную Чамлыджу и телевышку рядом с ней и все остальное, что там вокруг можно разглядеть. 

Стмбул - город контрастов
Медленно спускаемся с горы и, о, Стамбул, город контрастов, оказываемся в натуральных
трущобах. Дети, собаки и козы играют в дорожной пыли, подозрительные аборигены собираются группками среди развалин домов, которые совершенно точно обитаемы. Белье сушится на заборах, дыры в разрушающихся домах аккуратно заткнуты фанерой и еще каким-то мусором. И жизнь здесь концентрированная, не рафинированная, не адаптированная для туристов, а такая как есть.    

Армянский квартал
Следующая пешая прогулка оказалась длиннее, чем хотелось бы, но на карте расстояния кажутся сильно короче, поскольку измеряются пальцами, а не километрами. Направились мы в местное Балатово (Пермяки поймут) - в район Балат. По дороге туда мы прошли по армянскому кварталу, зафиксировали последствия пожара: толпу пожарных машин и потеки пены. Что сгорело не поняли, вероятно местные пожарники реагируют достаточно быстро и работают эффективно. В армянском квартале очень по-европейски, к круглой аккуратной площади стекаются окрестные улочки, в то же время улочки эти по-местному узкие, чтобы сохранять тень и прохладу.

Мария Монгольская
А мы идем все дальше  и дальше, улочки забираются все выше - оказывается между нами и искомым Балатом горный хребет, который нам приходится преодолеть. Но вот наконец мы и там. На самом деле очень особенный район, здесь снова по-туристически, много граффити, очень весело и разнообразно раскрашенные дома, и все это омывается бухтой Золотой рог. А сверху благосклонно наблюдает Мария Монгольская - сохранившаяся еще с византийских времен католическая церковь. 

Тут мы делаем попытку вернуться домой на трамвае, но встречаемся с непреодолимыми препятствиями. Для транспорта нужно иметь Стамбульскую карточку, так просто на остановке ее не купить, так что уходим обратно тоже пешком, но на этот раз мы уже умные и уставшие, так что обходим гору по берегу. 











Сериал Джентльмен Джек

В последнее время нечасто хожу в кино,  больше смотрю на компьютере проверенные фильмы по рекомендациям. И вот среди таких рекомендованных попался 
сериал "Джентльмен Джек" об Анне Листер. 
Анна Листер - реальный исторический персонаж - состоятельная, образованная женщина нетрадиционной сексуальной ориентации.  Фильм основан на ее личных дневниках, которые она писала постоянно и подробно. В те времена отношение к непривычному было гораздо более нетерпимое, чем сейчас.  И поэтому весь фильм меня не покидало восхищение ее стойкостью и смелостью.  Современники Анны могли думать что она бесчувственная и жесткая,  но за маской решительности и твердости скрывалась тонко чувствующая и ранимая женщина, нуждающаяся в любви и близости.   
На первый взгляд может показаться что ее проблемы специфичны для лесбиянок и не имеют никакого отношения к обычным гетеросексуальным людям, но это не так.  Все мы так или иначе уникальны, все отличаемся от среднестатистической нормы и ранимся об отвержение и непринятие наших отличий и особенностей. 
Анна говорит: "чем больше мы показываемся в обществе со своими особенностями, тем больше нас за них начинают ценить, а не избегать" - и это глубоко выстраданное на собственном опыте утверждение звучит убедительно и вселяет надежду. Собственно весь фильм для меня про это - про уязвимость быть увиденной, про риск предъявления и про близость, которая без этого риска не случается.


еще много хороших фильмов